ENG / РУС
По материалам конференции Международной Гильдии Финансистов «Новые требования к финансовым рынкам»
от 18 февраля 2010г.



Председатель заседания –
Кудрин Алексей Леонидович
Первый заместитель председателя Правительства Российской Федерации, Министр финансов РФ, Президент МГФ.
Уважаемые друзья, у нас сегодня плановое мероприятие нашей Гильдии финансистов. Главное событие сегодняшнего обсуждения - это доклад В.Д.Миловидова «Новые требования к финансовым рынкам на основе решения Совета по финансовой стабильности». Россия - член Совета по финансовой стабильности. Мы находимся в эпицентре выработки всех ключевых решений в области финансового регулирования. Идет работа. Еще не приняты все ключевые рекомендации и решения. Но есть, о чем говорить. Российскому финансовому сообществу необходимо подключаться к этой работе. Мы посчитали необходимым сегодня на этой теме сконцентрироваться.

Кроме того, сегодня предполагается выступление заведующего Отделом международных рынков капитала (ИМЭМО РАН), д.э.н. проф. Я.М.Миркина. Содоклад: «Перспективы развития банковской системы в после кризисный период», вице-президента Ассоциации российских банков А.И.Милюкова. Такой порядок работы мы могли бы утвердить.

Есть ли вопросы у членов Гильдии? Я бы только добавил. После такого возрождения Гильдии, нам надо определять своё лицо, свои особенности от многих других организаций в области экономики и финансов, которые также проводят научные конференции. Надо думать о нашем профиле, его усиливать. Главная наша задача – развитие финансов в практическом и научном плане. Здесь всегда собираются учёные и практики. Надо думать о том, что мы можем сказать о новом по сравнению с другими общественными организациями. Нам предстоит это окончательно определить. Если других вопросов нет, тогда бы я предложил перейти к работе по докладам.

Слово предоставляется Руководителю Федеральной службы по финансовому рынку Миловидову Владимиру Дмитриевичу.
Миловидов Владимир Дмитриевич
Руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам. «Совершенствование российского законодательства о рынке ценных бумаг и рекомендации Совета финансовой стабильности»

Вводные комментарии
От России в Совете финансовой стабильности представлены Министерство финансов, Центральный Банк и ФСФР. Координирующие функции выполняет Министерство финансов. При этом, наличие специальных комитетов Совета, а также широкий перечень обсуждаемых вопросов, позволяет каждому представленному ведомству «вести» свою тему и в оперативном прядке учитывать те рекомендации Совета, которые представляются наиболее актуальными и значимыми для Российского финансового рынка.

В целом работа в Совете предполагает тесное взаимодействие как с регуляторами финансовых рынков других стран, так и с представителями международных организаций, разрабатывающих рекомендации для развития финансовых рынков. Разнообразны участники Совета и с точки зрения уровней развития представленных ими национальных финансовых рынков. Здесь есть регуляторы стран с развитым финансовым рынком (США, Великобритания, Франция, Германия), а также стран, рынки и экономики которых находятся в переходном периоде развития (Индия, Китай, Бразилия). В эту группу можно отнести и Россию, финансовый рынок которой, по ряду показателей не может быть назван развитым, но и стадия «развивающегося» российским рынком уже преодолена.

Есть в Совете и представители стран с достаточно небольшими региональными рынками, что в целом делает Совет интересной площадкой для обмена мнениями по модернизации всей архитектуры финансовой системы, которая сложилась на сегодняшний день.
Формирование повестки дня
ФСФР России в большей мере вовлечена в дискуссии, связанные с развитием рынков ценных бумаг и финансовых инструментов. На этом и следует сконцентрироваться, тем более что в данном секторе дискуссий Россия достаточно уверено себя «чувствует» и по многим еще обсуждаемым на Совете инициативам может продемонстрировать совершенно конкретные принятые решения. Это, конечно, не означает, что мы «угадываем» вектор перемен.

Дело в том, что порядок выдвижения тем для обсуждения на Совете финансовой стабильности предполагает активное использование наработок и рекомендаций международных организаций, которые также представлены в Совете. Для нас самым важным партнером является Международная организация комиссий по ценным бумагам, в иностранной транскрипции IOSCO. В Совете эту организацию представляет ее руководитель Грег Тензор, а также глава ключевого, являющегося, по сути, идеологическим центром IOSCО, Технического комитета Кэтлин Кейси – член Комиссии по ценным бумагам и биржам США. ФСФР России участвует в работе IOSCO, что и позволяет нам отслеживать новации на финансовом рынке более оперативно.

За последнее время Технический комитет разработал довольно много рекомендаций по модернизации финансовых рынков и их регулированию. Эта работа была актуализирована в 2008 году в условиях экономического и финансового кризиса. Следует отметить, что спектр рекомендаций IOSCO шире, чем перечень тем Совета финансовой стабильности. Это, прежде всего, объясняется тем, что ряд рекомендаций IOSCO априори считаются нормой международной практики регулирования финансовых рынков. В целом ряде случаев именно эти рекомендации ложатся в основу уже отдельных решений Совета финансовой стабильности.
Актуальные темы дискуссий и регуляторной практики
В числе наиболее важных тем, рекомендации по которым были сформулированы или подготовлены IOSCO, а затем использованы в проблематике заседаний Совета, следует отметить:
  • предупреждение «процикличной» динамики финансовых рынков и уменьшение процикличности;
  • снижение системных рисков финансовых институтов;
  • снижение системных рисков финансовых инструментов;
  • модернизация роли регуляторов и расширение регулируемого сегмента финансового рынка.
Вопросы «процикличности» применительно к рынку ценных бумаг, нашли свое отражение в рекомендациях по регулированию «коротких продаж», а также отчасти в действиях регуляторов по регулированию торгов ценными бумагами в острую фазу кризиса.

«Короткие продажи». В России регулирование коротких, не обеспеченных продаж, фактически не существовало до кризиса. Короткие продажи не отслеживались, хотя в других странах регулирование коротких продаж существовала в течение десятилетий, и рассматривалось как один из способов предупреждения манипулирования рынком. И вот что любопытно, в США, где ограничения на короткие продажи были установлены еще в 30-е годы ХХ века, их отмена произошла буквально накануне кризиса, до известных событий на рынке ипотечных бумаг 2007 года. До этого было установлено требование «предельной котировки» или «up-tick rule», согласно которому короткие продажи или продажи ценных бумаг без обеспечения были запрещены в случае падении рынка на определенную величину. То есть в случае резкого падения рынка участники финансового рынка не имели права заключать сделки по продаже ценных бумаг, если такие ценные бумаги либо не находились в их собственности, либо они не могли быть поставлены к моменту завершения торговых сессий.

Повлияла ли отмена этого правила на глубину падения фондовых индексов в США или нет – определить это задача исследователей. Но частичное восстановление ограничений на короткие продажи не только в США, но и в других странах, прежде всего, по ценным бумагам финансовых институтов, стало одной из общих антикризисных мер в мире. В сентябре 2008 года, то есть одновременно с другими регуляторами ФСФР России ввела запрет на короткие продажи. С июня 2009 года у нас действует аналог требования «предельной котировки», запрещающий «короткие продажи при падении рынка на 3%. Для статистики отметим – в среднем за весь период существования индекса РТС среднедневное падение его значения составило порядка 2%. В период сентября – декабря 2008 года оно достигало 4,9%, а в 2009 году среднедневное падение индекса РТС составило 2,1%. То есть пока установленный предел в 3% остается вполне объективным.

Приостановки торгов на биржах стали еще одной мерой снижения процикличности рынка ценных бумаг в условиях острой фазы кризиса. В сентябре-октябре 2008 года ФСФР России многократно приостанавливала торги. Это вызвала волну критики со стороны участников рынка. Действительно такая мера административного вмешательства в ход торгов болезненна и являются чрезвычайной. Вместе с тем, надо отметить, что согласно докладу IOSCO об антикризисных мерах, принятых регуляторами развивающихся рынков, из 85 опрошенных организаций, регулирующих финансовые рынки, 24 указали на использование приостановок торгов как способ прекращения паники и сдерживания падения котировок. Причем в 12 странах, по сути, были введены «биржевые каникулы». Однако, учитывая опыт кризиса, ФСФР России изменила порядок приостановки торгов, сделав его более гибким.

Кроме этого иные меры, такие как регулирование «коротких продаж» должны в случае нестандартной рыночной ситуации дать больший эффект, чем запреты на биржевую торговлю.

В рамках Совета финансовой стабильности обсуждается и набор мер по снижению системных рисков финансовых инструментов и институтов.

Регулирование срочного рынка и центральный контрагент. Одним из эпицентров кризис стали производные финансовые инструменты, прежде всего сделки с которыми совершаются вне биржи. Для России эта тема была не столь актуальна, сколько для наших коллег за рубежом. У нас нет такого количества внебиржевых производных финансовых инструментов.

Поэтому, может быть, мы не испытали в такой степени в этой части, в этом сегменте рынка тех последствий, которые испытали другие страны. Но для международных регуляторов, для европейских, американских регуляторов внебиржевые сделки с производными финансовыми инструментами оказались одними из наиболее разрушительных факторов, которые привели к кризису.

Основной рекомендацией в этой части является то, чтобы максимальное количество существующих внебиржевых сделок с диривативами перевести на организованные площадки биржевые, т.е. сделать их биржевыми сделками. Там, где в силу технических обстоятельств это сделать невозможно, рекомендуется осуществлять внебиржевые сделки с диривативами через центрального контрагента, т.е. через централизованную клиринговую организацию, которая выступает стороной по таким сделкам.

Представляется, что вне зависимости от масштаба операций с диривативами, эта рекомендация весьма полезна. Это снижает риски операций с производными инструментами, повышает надежность всего рынка. Поэтому ФСФР России считает целесообразным закрепить в российском законодательстве и роль, и статус центрального контрагента и подкрепить этот статус и роль соответствующим режимом налогообложения. Это частично реализовано. На сегодняшнее время приняты изменения и в закон о рынке ценных бумаг и в Налоговый Кодекс.

То есть фундамент создан. «Здание» централизованного клиринга на финансовом рынке будет уже завершено с принятием законов о клиринге и о биржах, которые прошли первое чтение в Государственной думе и сейчас в соответствии с поручением Президента Российской Федерации готовятся ко второму чтению. Это, наверное, один из наиболее ярких примеров, где модернизация регулирования финансового рынка в России идет буквально одновременно с изменением законодательства в других странах. Причем, по учету рекомендаций Совета в национальном законодательстве мы, пожалуй, в числе лидеров.

Секьюритизация – одна из наиболее остро обсуждаемых тем в рамках Совета. Это объясняется, конечно, тем, что именно сложные секьюритизированные продукты, структурированные инструменты стали «запалом» финансового кризиса. Для России вопрос секьюритизации оказался, наверное, в числе наименьших приоритетов. В части ипотечных бумаг достаточно давно действует соответствующий закон.

Сейчас он не только не создает опасности для рынка, а скорее нуждается в доработке на предмет стимулирования рынка ипотеки в России. Да и саму проблему секьюритизации мы видим в иной плоскости – не как катализатора кризиса, а как средство, способствующее привлечению инвестиций в экономику, как дополнительную возможность для предприятий увеличивать источники финансирования их деятельности.

Конечно, необходимо отдавать себе отчет в том, что секьюритизация без должного контроля может привести к кризисным явлениям, стать неким источником диспропорций. Это учитывалось в рамках подготовки соответствующего закона о секьюритизации, который был одобрен Правительством Российской Федерации, внесен в Государственную Думу.

Сейчас после принятия закона в первом чтении ведется работа по подготовке его ко второму чтению. Очевидно, что проблемы, которые активно обсуждаются в рамках Совета по финансовой стабильности, будут оперативно учитываться в этой работе. Поскольку подготовка закона ко второму чтению фактически синхронизирована с формулированием позиции по данному вопросу в Совете финансовой стабильности, ожидается, что мы в России будем в числе лидеров по законодательному закреплению регуляторных новаций в сфере секьюритизации.

Надежность и капитализация финансовых институтов. Ситуация на рынках показала то, что на сегодняшний день многие финансовые институты, как их принято называть, системообразующие, причем, по роду своей деятельности трансграничные финансовые институты, оказываются зачастую непрозрачными для регуляторов. Регуляторы не в состоянии оперативно принимать меры по реагированию на те или иные изменения в их балансах, в их финансовом состоянии.

Советом финансовой стабильности предлагается усиление контроля за внутренним состоянием банков и банковских институтов, контроля за их нормативами, за состоянием их собственных средств, собственного капитала, расчетов собственного капитала с тем, чтобы обеспечить надежность и стабильность финансовых институтов. По мнению ФСФР это верно и для небанковских институтов. И мы в этой части движемся также достаточно последовательно, увеличивая требования к собственному капиталу участников финансового рынка, планируя введение нормативов их надежности, по аналогии с теми, что установлены для кредитных организаций.

Сейчас подготовлен проект закона о пруденциальном надзоре, в котором закрепляются нормы относительно оценки финансового состояния небанковских организаций и обязанности регулятора контролировать это состояние, а при необходимости принимать соответствующие меры по предупреждению негативных последствий финансовой неустойчивости нескольких институтов для всего финансового рынка. Прорабатывается вопрос о введении временных администраций в профессиональных участниках рынка ценных бумаг.

Нас сегодня справедливо критикуют за то, что в 2001 году еще в бытность ФКЦБ был сделан очень важный шаг по введению в отчетность участников рынка показателей, измеряющих их надежность. Однако соответствующих прав регулятора как-то реагировать на выявленные изменения этих показателей, а также определять нормативы в законодательстве установлено не было. Что собственно свидетельствует о неэффективном регулировании в данной части. Сейчас этот недостаток исправляется и в законе о пруденциальном надзоре соответствующие механизмы будут предусмотрены.

В части модернизации и усилении роли регуляторов финансового рынка в России также проводится определенная работа. Сейчас достаточно четко выстраивается система координации действий регуляторов. В этом плане особую роль занимает Совет по развитию финансового рынка при Президенте Российской Федерации, который возглавил Министр Финансов – Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации А.Л.Кудрин. Рассматриваемые в рамках этого Совета вопросы тесно переплетаются с теми, что обсуждаются в рамках Совета по финансовой стабильности.

В центре внимания недавнего заседания Совета по развитию финансовых рынков, который провел Президент Российской Федерации, особое внимание было уделено вопросу, по решению которого Россия существенно отстает от других, даже развивающихся стран. Это вопрос контроля, надзора за нестандартными сделками и предотвращения манипулирования рынком и использования инсайдерской информации.

С учетом поручения Президента Российской Федерации ведется работа по подготовке соответствующего закона ко второму чтению. Предполагается, что принятие закона состоится уже в весеннюю сессию. Почему же закон для нас так важен?

Важность этого закона определяется не только объективной необходимостью бороться с манипулированием рынком и злоупотреблениями инсайдерской информации. Есть и другая составляющая роли этого закона для России. Россия в лице ФСФР участвует в упоминавшейся выше IOSCO, которая как отмечалось, играет важнейшую роль в формулировании повестки модернизации регулирования мировых финансовых рынков. Членство в этой организации имеет свои градации. Высшим уровнем участия в этой организации является подписание (присоединение) трехстороннего меморандума IOSCO.

Это как бы знак признания со стороны международного сообщества качества национального регулирования. Подписать меморандум можно, лишь выполнив соответствующие требования и стандарты, установленные IOSCO. Единственное что мешает России присоединиться к меморандуму – отсутствие закона о противодействии манипулированию рынком и неправомерному использованию инсайдерской информации.

Это мешает России стать членом технического комитета IOSCO, а значит, сдерживает наши возможности влиять на выработку международных стандартов. Это тем более кажется несправедливым, учитывая, что по многим ключевым направлениям модернизации регулирования финансовых рынков России входит в число лидеров.

Это участие даст нам возможность более громко заявлять свое мнение и по тем вопросам, где имеет место явный, что называется «перебор», явный крен в сторону противоположную законам рыночной экономики, в сторону популизма, культивируемого некоторыми зарубежными политиками. Например, явный популизм сквозит в предложениях некоторых стран, касающихся бонусов и уровня вознаграждений в финансовых институтах. Явная «социалистичность» некоторых предложений вызывает удивление. Происходит смена одних «клятв и заверений» в пользу свободного предпринимательства к другим совершенно противоположной направленности.

Делаются попытки ввести, хотя бы частично, распределительную систему, да еще в таком сегменте экономики, где распределительная система прежде никогда не существовала. К таким вопросам нужно относиться крайне осторожно и аккуратно. Ограничение бонусов и выплат, без исключений, без специальных мер по повышению эффективности работы менеджеров таит опасность дестимулировать проведение инновационных, а потому по определению рискованных операций. Финансовый рынок живет за счет постоянных финансовых инноваций.

Если их нет, если нет, не будет механизмов страхования рисков, новых финансовых инструментов, рискового финансирования. Будет ли тогда рынок источником капитала для роста и инноваций в экономике? Для России задача стоит как раз в иной плоскости – направить гибкость и новационность финансового рынка как раз на нужды модернизации и инноваций. Хотя при этом, конечно, необходимо просчитывать риски и делает более гибким и эффективным регулирование.

В части компенсаций и бонусов ФСФР России придерживается подхода, основанного на законах раскрытия информации и прозрачности деятельности на финансовом рынке. Конечно, в части вознаграждений руководству финансовых институтов, где аккумулируются или используются государственные средства, или институтов, которые являются по сути государственными, контроль за вознаграждениями должен быть.

Возможно прямой или выстроенный по вертикали государственного управления. В частных же компаниях, не работающих с государственными средствами роль контролеров должны играть акционеры, избираемые ими независимые директора. И в целом необходимо повышать ответственность директоров компаний, как финансовых, так и нефинансовых за принимаемые ими решения. В настоящее время готовится целый ряд предложений, которые будут соответствовать такому подходу. Прорабатывается возможность введения требования раскрывать собственников небанковских организаций.

Подготовлен законопроект, устанавливающий ответственность директоров компаний за принимаемые решения, а также механизмы контроля акционеров за компенсационными выплатами руководству компаний. Готовятся поправки в законодательство, расширяющие перечень подлежащей раскрытию информации о деятельности акционерных обществ.

Таким образом, в настоящее время Россия активно вовлечена в международный процесс пересмотра подходов и стандартов регулирования финансового рынка. Расширяется участие в этой работе во всех ее возможных форматах. Активная позиция России позволит быть в центре общей реформы регулирования финансовых рынков, использовать эту реформу для повышения привлекательности национального финансового рынка и построении в России Международного финансового центра.
Спасибо за внимание.

КУДРИН А.Л.

Спасибо. По поводу введения налогов на финансовые операции. Они могут быть разными. В других странах они планируются.

МИЛОВИДОВ В.Д

Говоря в целом, я являюсь противником этих налогов. Я за то, чтобы ужесточать контроль и надзор на финансовом рынке. Я - противник этих налогов. Эти налоги имеют обратную сторону. Любой налог на активы или на обязательства или предложения (в кавычках) под это дело разукрупнять финансовые институты - это спорная идея. Я для себя постоянно задаю вопрос. Что мне, как регулятору, лучше? Когда на рынке тысячи мелких, средних, финансовых институтов. Я прошу прощения, если я кого-то ненароком обижу. Или там - несколько десятков крупных финансовых институтов. Я прихожу к абсурдному, на первый взгляд, выводу о том, что мне выгодно наличие тысяч мелких и средних финансовых организаций. Я могу тогда проделать свою бюрократическую работу в лучшем виде.

Я могу допускать на рынок каждый день по 100 компаний и также по 100 компаний убирать с рынка аннулируемую лицензию. У меня - работа в зачете. Я не сижу, сложа руки. У меня все хорошо. Тогда у нас: 100, 200, 300 крупнейших компаний, которые все системообразующие. Конечно, с ними трудно работать. Удаление с рынка такого института крупного несет последствия для всего финансового рынка. Оно может сопровождаться нарушением прав их клиентов, их партнеров и т.д. Это означает, что нужно менять методы воздействия на финансовые институты, а не путем сдерживания их развития. Это - более сложная задача для регулятора общаться с такого рода структурой рынка. Но тем не менее -это защищает рынок. Потому что, когда крупный институт, когда у него сложившийся брэнд.

Ответственность в таких институтах может оказаться выше. Бросить компанию с 5-10 миллионами, если в нашем случае - рубли, в Уставном капитале, собственном капитале, намного проще и дешевле, чем компании, у которых эти капиталы.... выше. Мне кажется, что должно быть разумное, нормальное укрупнение. Есть вопросы монополизации. Есть вопросы предотвращения конкуренции, но в целом - это нормальный естественный процесс, которому мешать нельзя. А что касается налогов на трансграничные перетоки капитала, на услуги. Я на Совете на эту тему высказывался. Я считаю, что, в моем понимании, мировой финансовый центр, который мы хотим построить в России - это, прежде всего, возможность финансовым институтам, находящимся на территории Российской Федерации, в этом финансовом центре, предоставлять финансовые услуги на экспорт.

То есть экспортировать финансовую услугу. Чтобы международные инвесторы, участники, они обращались не к своим местным институтам, а обращались к российским институтам. Пускай, даже к дочерним структурам, которые представлены здесь, крупные институты. Это порождает трансграничные сделки. Поэтому любое ограничение, любой налог на перетоке капитала, они нашу мечту могут сильно скорректировать. Поэтому я отношусь к этому не позитивно.

КУДРИН А. Л.

Спасибо. Есть вопросы. Я хотел бы добавить. Один из принципов, который сейчас принимается для совершенствования регулирования - наращивание высококачественного капитала, смещение тенденции к цикличности банковской системы. В частности, предлагается накапливать буферный капитал в финансовой системе, способный покрыть дополнительные требования капитала, возникающие в период осложнений. Возможны потери по ссудам и ценным бумагам. В принципе уже разработаны основные решения по новому Базильскому соглашению. Количественные показатели предполагается доработать до конца 2010 года. Сейчас эта работа идет.

Я сам не участвую в Совете по финансовой стабильности. У меня есть справка, что к концу 2012 года новые стандарты уже предполагается внедрить. По бонусам добавлю. Предполагается осуществить независимый надзор Совету директоров компании за практикой выплаты компенсации, вознаграждения, ввести ограничения на дополнительные выплаты, установить рассрочку по выплате бонусов. Выплачивать бонусы в акциях или эквивалентных им не денежных инструментах. Ввести право компании на возврат ранее полученных вознаграждений или отмену дальнейших выплат в случае, если деятельность отсроченных выплат, в случае, если деятельность менеджеров привела к убыткам. Полное раскрытие информации, применяемой в схемах компенсационных выплат. Я перечислил часть тех вопросов, которые сейчас обсуждаются.

Можно отметить, что крупные трансграничные компании, которые ведут операции не в одной стране. Обычно очень сложно национальным регуляторам определять их финансовое состояние. Предполагается создать специальные группы, которые будут отслеживать конкретный список. Может быть - 100, 200 ключевых мировых компаний, которые оперируют на разных наиболее крупных площадках. Чтобы консолидированно понимать их положение и ситуацию. Есть проблемы не только новых стандартов и новых подходов регулированию. Возможно - усиление международных органов регулирования, которые бы имели право вводить ограничения и санкции международного характера.

Это несет с собой необходимость каких-то правил, к которым присоединятся страны, конвенциальных документов. Это не так просто. Я думаю, в этом направлении будет идти практика, поскольку на финансовых рынках мы не имеем таких международных органов регулирования. Например, ВТО - в области торговли, а в области других рынков существуют правила и стандарты. В финансовой области мы еще находимся в наших национальных границах. Финансовый рынок сейчас глобальный. Я хотел бы отметить те вопросы, которые имеются в повестке. Есть ли вопросы к Владимиру Дмитриевичу.
Мурычев Александр Васильевич
Первый исполнительный вице-президент РСПП, Председатель Совета региональных банков.
Я хотел бы поддержать ваше предложение, связанное с динамическим резервированием. Могут быть кризисные проявления. Не надо рассчитывать на помощь и поддержку государства. Это - верное предложение, которое отвечает требованиям, в том числе, Совета по финансовой стабильности. Еще одна тема. Очень важное решение. Создание межведомственной рабочей группы по регулированию финансового рынка в целом. Нужно координировать рынок. Такой инструмент нужен. Надо работать над принятием Меморандума финансовой стабильности, имея в виду, что Межведомственная рабочая группа должна разрабатывать некий документ. Должен быть расписан порядок, последовательность, ответственность всех регуляторов в случае появления кризисных явлений в экономике. Чтобы Министр финансов возглавил бы это под руководством Президента России.

КУДРИН А.Л.

Я думаю, что это возможно. Переходим к следующему докладу.
Миркин Яков Моисеевич
заведующий отделом международных рынков капиталов ИМЭМО РАН, д.э.н., профессор «Глобальные финансы: состояние, риски, среднесрочный прогноз».
Многие аналитики опираются на текущие события, и способны объяснить фундаментальные вещи любыми новостями. Но обратим взгляд в прошлое. С окончанием эпохи золотодевизного стандарта, отменой фиксации валютных курсов путем увязки их с золотом и долларом США в начале 70-х годов, резко усилилась волатильность глобальных финансов и проявились длинные (15-20-летние) циклы динамики курса доллара США как мировой резервной валюты (см. рисунок). Можно предположить, что подобные длинные тенденции мы увидим и в будущем.

График движения доллара демонстрирует возможность поворотного движения, перехода к его долгосрочному укреплению. Несмотря ни на что. Ни на дефицит торгового и текущего счетов платежного баланса, ни на отрицательное сальдо бюджета, ни на риски финансовой системы. Ни на то, что США являются страной-дебитором, страной быстрорастущего государственного долга, находящейся в долговой зависимости от третьего мира (и отчасти от России).

Для США есть много аргументов за проведение политики сильного доллара с целью удержания экономических и финансовых позиций в мире. Во-первых, сохранение роли доллара как мировой резервной валюты. Обозначилась тенденция снижения доли доллара в структуре официальных резервов многих стран в пользу евро. Роль евро в качестве второй резервной валюты усиливается (25 – 30% в мировых финансах). Активно обсуждается тема многополярной валютной системы и появления третьей резервной валюты родом из Азии (когда-то говорили об иене, сейчас внимание направлено на юань или на коллективную валюту, которая могла быть создана пулом азиатских стран). Обсуждается идея мировой резервной валюты с единым эмиссионным центром (квази-SDR).

Таким образом, дальнейшее ослабление доллара грозит дедолларизацией глобальных финансов - снижением доли США на валютных рынках, в мировом обороте акций, облигаций и деривативов, в международных расчетах за товары. В этом случае неизбежно уменьшение запасов наличных долларов по всему миру, например, в России, Китае и Аргентине (крупнейшие держатели американской наличности). Можно ожидать падения прибыли от эмиссии долларов и сокращения доходов от экспорта финансовых услуг. Как следствие, утраты значимой доли экономического влияния США и Великобритании (спарринг – партнера США) как мировых финансовых центров.

Во-вторых, политика сильного доллара может стать одним из лекарств в рецептуре выхода из кризиса. США попали в ловушку: с одной стороны, пока нет возможности увеличивать учетную ставку и изымать ликвидность (в этом случае тенденция выхода производства из кризиса будет немедленно прервана), с другой – пока не удается утяжелить пресс государственного регулирования и предупредить новый разогрев финансовых рынков.

А они разогреваются. В 2009 году стала в полной мере восстанавливаться англо-саксонская модель как ядро мировых финансов. Почти до докризисных объемов вырос рынок внебиржевых деривативов (крупный источник системных рисков). Произошел ценовой скачок на развивающихся рынках акций (от 70% и выше, Россия и Бразилия – выше 100% в 2009 г.).

Подобные динамики связаны с опасностью еще одного «мыльного пузыря». Дубай и Греция показывают уровень рисков. Если финансовый мир перегрет, то в любой его точке может возникнуть рыночный шок, приводящий к новой вспышке мирового кризиса.

Но если не срабатывает пресс финансового регулирования, если нельзя охлаждать рынки путем вывода ликвидности и увеличения процента, остается только один инструмент – укрепление доллара. Цены финансовых и товарных активов жестко зависимы от курса американской валюты. С ослаблением доллара начинается ценовой бум - резко растут цены на нефть и металлы, на акции. Легкие деньги нагревают мир финансовых инноваций. И наоборот, укрепление доллара оказывает жесткое давление на рынки. Это хорошо видно на длинных рядах. Но это же наблюдается и сегодня. Тенденция укрепления доллара в декабре 2009 г. – феврале 2010 г. сломала желание рынков вырасти, перевела акции и нефть в более низкие ценовые коридоры. При этом движение доллара объяснялось любыми новостями: то Дубай, то Греция, то заявления в США об ужесточении финансового регулирования и дроблении банков, то намеки на повышение процента Федеральной резервной системой (мера по охлаждению рынков).

В-третьих, с начала 1970-х гг. существуют долгосрочные циклы динамики курса доллара по отношению к мировым валютам. В рамках этих циклов – сейчас настает время укреплению доллара.

Таким образом, на фоне попыток финансового рынка разогреться жизнь генерирует новости, приводящие к укреплению доллара. Является ли это осознанной новостной политикой монетарных властей, стремящихся легким движением руки, через информационный фон, оказать понижательное давление на рынки? Делаются ли валютные интервенции? Бог его знает. Но у США (25% мирового ВВП, 30% глобальных финансовых активов, 50 – 80% мирового финансового оборота) существуют - даже при расстроенном бюджете и платежном балансе - возможности для среднесрочных маневров курсом его национальной валюты.

Есть еще один аргумент, заставляющий ожидать укрепления доллара. Ожидается, что с лета 2010 г., по мере восстановления экономики, монетарные власти индустриальных стран неизбежно начнут переходить к политике повышения процента и сжатия ликвидности. Первыми это сделают США (зона евро не начнет аналогичные действия раньше ФРС). За повышением учетной ставки ФРС неизбежно последует укрепление доллара.
Политика сильного доллара и взаимодействие экономик США и Китая
С одной стороны, при укреплении национальной валюты для США серьезно облегчается бремя государственного долга, удешевляется сырье, импортируемое в США (укрепление доллара оказывает понижательное давление на мировые цены). Прекращается тенденция вымывания доллара из официальных резервов стран-кредиторов, в том числе Китая и России. Растут запасы наличных долларов, используемые для внутренних расчетов и сбережений в развивающихся странах. Прекращается дедолларизация третьего мира. Слабеют стимулы к сокращению доли доллара в международных расчетах за товары и услуги.

Но, с другой стороны, подавляется экспорт США, поощряется импорт, обостряется дефицит торгового баланса между США и третьим миром, прежде всего Китаем. Модель отношений «США – Китай» - объемное превышение экспорта из Китая над импортом. Затем Китай перераспределяет часть валютных поступлений через свой бюджет и центральный банк, возвращая излишки ликвидности в финансовую систему США, покрывая этими средствами госдолг США, фондируя ипотечную систему и т.д. То же самое делает и Россия.

Пока доллар слабел к корзине мировых валют (до кризиса в 2000 – 2008 гг.) и США тем самым поддерживали себя в качестве экспортера, такая связка была приемлема. Но она может стать невозможной в том случае, если США перейдут к политике укрепления доллара, и Китай, таким образом, получит умноженное экспортное преимущество. США в силу укрепления своей валюты, в том числе по отношению к юаню, будут терять свой потенциал в качестве экспортера.

Отсюда требования к Китаю – «догнать» доллар, ревальвировать юань, обеспечить относительную слабость доллара США и европейских валют по отношению к юаню с тем, чтобы сделать китайские товары дороже и резко ослабить те преимущества, которые получает Китай, как экспортер, от «заниженного» курса своей валюты. И, наоборот, расширить возможности экспорта из США в Китай.

В 2009 – 2010 гг. Китай жестко отказывался от ревальвации юаня, называл ее несправедливой и необъективной. Дальнейшие отказы на фоне укрепления доллара вызовут обострение торговых дефицитов по линии США – Китай и рост конфликтности в отношениях между двумя странами. Возможно, будет происходить резкое усиление давления на Китай в части соблюдения прав человека, внутренней либерализации, позиций, занимаемых страной во внешней политике. В торгах будет использоваться Тайвань. Могут возникать шоки на перегретом рынке акций Китая, зависящем от операций нерезидентов (в 2009 г. рост более 80%). Очевидно, произойдет смена тона от восхищения и удивления по поводу происходящего в Китае - к массовым уколам, вопросам, сомнениям по поводу природы успехов, неясных целей этой страны, к осуждению ее недемократичности.

Будет усиливаться линия, проводимая США, по «ребалансированию» мировой экономики. Идея США о «ребалансировании», обращенная к самим себе, предполагает оздоровление государственных финансов, рост внутреннего спроса, сокращение долгов, которые берут на себя государство и домохозяйства, увеличение сбережений и доли накопления в ВВП. В конечном счете, реструктуризация той рискованной экономической модели, сложившейся в США перед кризисом, когда государство и домохозяйства потребляли не по доходам, в долг, создавая при этом денежный спрос, которого ожидал весь мир и от которого зависела мировая экономическая активность, экспортные возможности других стран. Это очень хорошо видно по структуре распределения валового внутреннего продукта в США и Китае (таблица 1). Очевидно, расходы домохозяйств в США – почти 70% ВВП - создаются за счет очень низкой доли прироста основного капитала и за счет превышения импорта над экспортом. Это жизнь в долг. Потребляем с излишком, вкладываем в развитие мало. Тяжелые перспективы для экономики, являющейся самой сильной, самой крупной, владеющей львиной долей интеллектуальной собственности мира.

Таблица 1. Распределение ВВП США, Китая, России, 2007, %
Страна Прирост основного капитала и запасов / ВВП Расходы домохозяйств / ВВП Расходы правительства / ВВП Превышение экспорта над импортом / ВВП
Китай 43,1 36,4 13,7 6,8 (оценка)
США 19,5 69,8 15,7 -5,0
Россия 24,6 49,2 17,5 7,3
*IMF IFS

С другой стороны США предлагают развивающемуся миру, прежде всего Китаю, ребалансировать экономику – то есть обратить внимание на расширение своего внутреннего спроса, увеличить расходы домохозяйств, долю потребления (которая в Китае сегодня очень низка). Такие действия неизбежно повлекут сокращение экспортной экспансии и темпов роста (за счет падения доли накопления в ВВП и, соответственно, уменьшения прироста основного капитала). США делают Китаю джентльменское предложение нормализовать модель агрессивного расширения экспорта и сверхвысоких темпов роста, базирующуюся на ограниченном потреблении внутри страны.

Все это подтверждает тезис об усилении конфликтности интересов между США и Китаем и неизбежности их урегулирования. Сейчас эти страны напоминают двух борцов, которые не могут быть оторваны друг от друга. При этом США начинают понимать, что неплохо бы дистанцироваться, отцепиться. Финансирование Китаем государственного долга США, размещение в долларовые активы большей части самых крупных в мире валютных резервов (более 2 трлн. долл., оборотная сторона экспортной выручки) – это канал прямого экономического влияния Китая на политику США. Попытка интенсивно извлечь эти средства из долларовых бумаг привела бы к мировой финансовой катастрофе.

Китай держится модели «экспорт – выручка – рефинансирование США», поскольку она для него выгодна, предоставляет реальную возможность игры на усиление. И кризис показал эту выгоду. С другой стороны, во время кризиса в Китае произошло, по оценке, серьезное расширение внутреннего спроса, была развернута масштабная программа общественных работ, направленная на укрепление инфраструктуры (как ответ на кризисное сокращение экспорта и мера по поддержанию высоких темпов роста). Всё это на практике и есть шаги по ребалансированию мировой экономики, исправлению деформаций, сложившихся в ней в последние десятилетия.

Если такое ребалансирование произойдет, то в этом случае политика США, связанная с укреплением доллара, будет очень успешной.
Альтернативой укреплению доллара могло бы быть ужесточение финансового регулирования.
Однако, для США - это своеобразная ловушка. Запад попадает в худшие конкурентные позиции по сравнению с Китаем. Когда вы ставите финансовую индустрию в более жесткие условия, вы ограничиваете свои конкурентные позиции по сравнению со страной, которая в таких условиях готова перемалывать огромные финансовые потоки, концентрировать их в руках государства, скупать дешевые активы и т.д.

В начале 70-х годов точно так же все говорили о Японии. Все ждали, когда экономика Японии начнет превосходить по своим размерам США. Она развивалась опережающими темпами, вся литература была заполнена японскими бизнес-кейсами, восхищением тем, как управляются японские компании. Затем наступило «потерянное» десятилетие, был утрачен экономический рост, реализовались финансовые риски, резко снизилась рождаемость. В стране восходящего солнца – сегодня одна из самых старых в мире наций. По-прежнему, это - вторая экономика мира, но до сих пор проблемная.

Поэтому прогноз того, что будет происходить с Китаем – тема актуальная. Сильны ожидания возникновения экономического чудовища, которое всех поглотит. Посмотрите обложку номера журнала Economist за 6 – 12 февраля 2010 г. Огромный китайский дракон против крохотной фигуры президента США. Но такие ожидания не сбываются, потому что на определенном этапе в быстроразвивающихся экономиках начинают работать силы торможения. Они связаны с внутренним спросом, с замедлением рождаемости, с ростом потребления населения, со становлением среднего класса, с невозможностью долго поддерживать такие высокие нормы накопления, с сопротивлением внешней среды (США, индустриальный мир). Эта история стара, как мир. Россия (СССР) – еще одно тому подтверждение (несмотря на всю разницу в моделях).
Воздействие на российскую экономику
Дальнейшее развитие отношений США и Китая серьезным образом отразится на устройстве мировой финансовой системы, и, в частности, на том, как в этой системе будет чувствовать себя российский рубль.

В условиях слабеющего доллара цены на экспортные товары российского происхождения - нефть, металлы, удобрения – становятся высокими. Слабеющая американская валюта означает рост капитализации российского бизнеса - цены на акции на российском рынке, как и на других развивающихся рынках идут вверх - все активы российского происхождения становятся более оцененными. При слабом долларе рост капитализации экономики России дает возможность корпорациям дешево и свободно заимствовать. С другой стороны, излишки валютных поступлений формируют объемный, профицитный бюджет, растущие валютные резервы, резервные фонды, прирастающие активы среднего класса. Все это происходит на фоне немонетарной инфляции. Тем не менее, происходит рост реальных доходов. Успешная Россия – страна слабого доллара.

Укрепление доллара в среднесрочном периоде в течение 5-8 лет (весь цикл – до 15 – 20 лет) будет означать понижательное давление на цены активов российского происхождения. И в этом случае мы можем увидеть (и уже видим) более низкие цены на нефть, металлы, акции, более низкую капитализацию российского бизнеса, проблемы бюджета и т.д.

К этому надо готовиться. Такая тенденция обращает нас к нашим собственным обязанностям – укреплению внутреннего спроса, программе общественных работ, инвестициям в инфраструктуру, стимулированию рождаемости, укреплению активов среднего класса, росту нормы накопления. Из таблицы 1 видно, что в России низкая норма накопления при повышенных государственных расходах. У нас очень высока налоговая нагрузка, расходы бюджетной системы – более 40% ВВП. Мы плохо стимулируем экономический рост, у нас по-прежнему низка монетизация экономики.

Таким образом, укрепление доллара ставит российскую экономику перед испытанием, а политическую систему перед выбором модели экономического развития и обеспечения стабильности. Это вызов, на который нужно отвечать, не надеясь на внешнее финансирование и не полагаясь на экстремально благоприятную конъюнктуру на мировых рынках сырья.
Спасибо за внимание.

КУДРИН А. Л

Спасибо, Яков Моисеевич. Доклад очень интересный. Мы заслушаем еще один доклад, а потом уже обменяемся мнениями.
Милюков Анатолий Илларионович
вице-президент Ассоциации российских банков «Перспективы развития банковской системы в посткризисный период».
Мы готовимся к ХХI Съезду Ассоциации российских банков, который состоится 9 апреля в Колонном зале Дома Союзов. Готовимся серьёзно, основательно, вдумчиво. Специальная группа экономистов, банкиров и ученых подготовила доклад к Съезду, в котором содержатся конкретные предложения по модернизации отечественной банковской системы. Этот доклад – «крик души» банкиров. Мы заранее вынесли доклад на обсуждение, чтобы развернуть на его базе активную дискуссию, потому что в нём существуют спорные моменты. Мы продолжаем обсуждение доклада и готовим резолюцию съезда, которая наиболее точно отразит мнение делового сообщества о ситуации и тенденциях развития банковской системы России.

Я остановлюсь на некоторых важных тезисах. Уже известны итоги 2009 года. Капитал банков увеличился на 21 %. Вклады населения по известным причинам увеличены на 26 %. А кредитный портфель замер на нуле. Самое тревожное то, что за февраль и март объём кредитов не увеличился.

Забегая вперед, я вам скажу следующее. Беседы с банкирами, изучение проблем банковской системы на месте показывают, что существуют разные тенденции. Банки более осторожно дают кредиты не очень хорошим заёмщикам. Но и сами заёмщики не проявляют особый интерес к кредитам. Лидеры производства бурно развиваются, используют кредиты, хотя также активно погашают уже существующие долги. А вот средние и малые компании очень осторожно относятся к получению новых кредитов. Они не знают спроса на продукцию отечественных производителей. АРБ провела опрос ряда банков. Он показал, что 71% респондентов оценивают ситуацию как нестабильную и ожидают новых кризисных явлений. 29% респондентов удовлетворены ситуацией в экономике. В этой связи центральный вопрос – как оживить кредитование. Первейшей проблемой являются «плохие» кредиты. Существуют разные оценки текущей ситуации. Это важно: если разные оценки, то и пути решения проблемы различны.

Я приведу две цифры. Мы провели ещё один опрос на тему: как банки оценивают ситуацию с «плохими» долгами по банковской системе в целом. 54% ответили, развитие идет в плановом порядке, а 36 % утверждают, что ситуация критична и необходимо принять срочные меры. Ситуация сложная: банки реструктуризируют многие кредиты. Но почти половину реструктуризированных кредитов, по-видимому, придётся списать на убытки. Отголосок этой проблемы проявится уже через полгода. Нам хотелось бы присоединиться к оптимистичным оценкам Банка России, но в действительности ситуация сложнее. Видимо, нам год, полтора, два придется серьёзно работать с плохими кредитами. Как с ними работать – это отдельный вопрос.

Остановлюсь ещё на одном вопросе: о перспективах развития кредитования. Кредитование мы рассматриваем как серьёзный фактор экономического роста. В этой связи существует вопрос о зависимости инфляции от уровня кредитования. Из имеющихся данных видно, что страны с очень большим кредитным портфелем (по отношению к ВВП), имеют самую низкую инфляцию. В Австрии удельный вес кредитов нефинансовому сектору в ВВП составляет 60 %, а сокращение производства в период кризиса составило всего 4,4%. В России отношение кредитов нефинансовому сектору к ВВП составляет 35%, а падение производства – около 10%.

Надо снова поставить вопрос о дальнейшем развитии кредитования. Уже сейчас важно знать, как изменится кредитный портфель в ближайшие год, два, три. Я убеждён, что в ближайшие три года его надо увеличивать минимум на 30 % ежегодно. Надо ориентироваться на то, что кредитование должно максимальное поощрять экономический рост, который и будет сбивать инфляцию. Конечно, это возможно при разумном кредитовании. Если загнать кредиты в какие-то неэффективные сферы, то отдачи, конечно, не получим.

Среди других острых вопросов я остановлюсь на ресурсной базе банков. Если кредитный портфель банковской системы должен наращиваться, то за счёт каких ресурсов? Здесь мы вынуждены повторять простые истины. Вклады населения надо делать долгосрочными, для чего требуется поправка в статью 837 Гражданского кодекса. Необходимо развитие в качестве источников кредитования страховых компаний и пенсионных фондов.

Сейчас мы работаем над предложениями по оживлению рынка межбанковского кредитования. Если Центральный банк сокращает антикризисные меры, то межбанковский кредит приобретает особое значение. Есть ряд предложений по данной проблеме, которые мы дополнительно предоставим вам для обсуждения.

К вопросу о малых банках. В СМИ продолжается дискуссия об их судьбе. Было принято решение о том, что с 1 января капитал банков должен составлять не менее 90 млн рублей. По сообщениям Банка России, несколько банков прекращают свою деятельность. Остальные банки смогли увеличить капитал. С 1 января 2012 года вступают в силу новые требования к капиталу. Мы думаем, что рубеж 180 млн рублей большинство банков преодолеют. Вопрос в другом. Вы, Алексей Леонидович, говорите, что надо поставить планку в миллиард рублей. Многие банки поставлены в тупик. В порядке защиты своей позиции скажу: банки всякие нужны, банки всякие важны. Даже по трёхлетней динамике видно, что при нормальном ходе событий малые банки сами уходят с рынка. С 2007 года количество крупных и средних банков с капиталом свыше 180 млн руб. увеличилось с 655 до 760. Можно сделать побудительные мотивы к реструктуризации банковской системы. Нужно упростить процедуру слияний и присоединений. Сегодня она умопомрачительно сложная. Можно делать другие стимулы, но только не кнут.

В этой связи мы проанализировали, как эта проблема решается в других странах. В США на протяжении 70 лет действует закон о том, что маленькие банки в одном штате могут работать, но с ограничением. В Японии банки префектур имеют сниженный норматив по уровню достаточности капитала в размере 4 % и ограничения по валютным операциям. В Германии локальные банки специализируется на кредитовании местного малого и среднего бизнеса и т.д. Мы также должны применить категорию локальных банков, для чего ввести особый режим банковского надзора за ними. Банки должны успокоиться и уверенно работать. Мы приглашаем вас, Алексей Леонидович, на съезд. Мы знаем вашу любовь к банкам.

КУДРИН А.Л.

Любовь к банкам? Меня обвиняют в том, что я в период кризиса деньги страны, особенно из Резервного фонда, Фонда национального благосостояния бросил на поддержку банков.

МИЛЮКОВ А.И.

В любой статье, в любом выступлении все отмечают, что благодаря мудрому поведению Правительства и Центрального Банка банковская система была спасена. Спасибо.

КУДРИН А.Л.

Маленькая справка. США в 1929 году, когда начиналась великая депрессия, по объему ВВП был меньше, чем нынешний в России. Если взять сопоставимые цены и дефлятор. То есть, объем экономики был меньше, чем в России. При этом уровень ВВП на душу был ниже. Известно, что было падение в течение четырех лет на 30 % в период депрессии.

На начало депрессии в США было 22 тыс. банков. В год обанкротилось до 4 тыс. банков. Они перестали существовать, деньги исчезали. Сейчас банков меньше. Там больше малых банков в штатах с ограничением. Может быть, это тоже какое-то движение. Мы имеем в виду, что универсальная лицензия - 4 млн. евро. Это -мало. Когда был кризис, мы смотрели, кого спасать в первую очередь. Если первая сотня банков финансирует экономику на 90 %, то остальные (тысяча), играют иную роль. Но с точки зрения масштаба кредитования они не создают ту погоду, которую задают экономический рост и модернизация экономики.

Я говорил, что в ноябре 2010 года я внесу законопроект о минимальном капитале - миллиард, но который предложу ввести через пять лет. Чтобы был период движения к этому минимальному капиталу. Но можно говорить об ограниченной лицензии. Мы понимаем, что часть маленьких банков перейдет в другие не кредитные организации или финансовые организации. Серьезные темы докладов были у Якова Моисеевича, Анатолия Илларионовича, Владимира Дмитриевича. Просьба, у кого есть желание, высказаться.

МУРЫЧЕВ А.В.

То, что сказал Яков Моисеевич по поводу политики укрепления доллара. Я - противник того, чтобы политика была связана с укреплением доллара или с укреплением рубля. Мы через экспертное сообщество выступаем за либерализацию курса ценообразования. В целом мы ведем речь, что рынок должен сам себя регулировать. Это - очень дискуссионная тема.

Об уроках, о которых говорил Анатолий Илларионович. Они очень полезны. Нужно отдать должное Правительству и Центральному банку. Они очень эффективно работали в условиях кризиса. Локализация проблем. Не было паники населения. Большинство банков сохранили свою стабильность. В банковском секторе были подключены многочисленные инструменты, которые 15 лет обсуждались и не подключались. В условиях кризиса они подключились. Если говорить об этих инструментах, то я бы аккуратно действовал в плане сворачивания этих инструментов.

Я хотел бы обратить внимание на такой инструмент, который получил максимальную поддержку среди ведущих банков. Это та программа, которая сработала напрямую на капитализацию банковского сектора. Она будет продолжать активно работать. Это - единственный долгосрочный ресурс. Неправильно, что стали сворачивать эту программу. Эта программа получила бы в дальнейшем поддержку. Если мы обеспокоены укреплением нашей финансовой системы, то эта программа напрямую сработала бы на капитализацию. Капитала явно будет недоставать. Буквально, в ближайшее месяцы это проявится. Есть предложение. Конечно, всех денег не хватит. У меня много писем и звонков по линии РСПП крупных банков. Они прошли все процедуры. Акционеры мобилизовали собственные ресурсы. Заявки мы не стали рассматривать с учетом решения Совета.

Просьба. Мы официально обратимся лично к вам и к В. В.Путину. Мы эту программу продолжим. Десятки ведущих российских банков активно используют эту программу. Нужно видеть и понимать, что эта программа направлена напрямую на долгосрочную капитализацию финансовой системы.

КУДРИН А.Л.

Я сделаю один комментарий. В выступлении Анатолия Илларионовича есть такой тезис, что все реструктурированные кредиты, как минимум, половина из них заканчивается списанием. У меня нет статистики, сколько их реструктурировано. Примерно, 1,5 трлн. из коротких кредитов стали среднесрочными. Если брать 1,5 трлн., то половина - 750 млрд., это -уменьшение капитала. Это - заметное предупреждение, если это оценить. Мне трудно сказать об этом. Я пока не готов сказать. В масштабе проблемы вам виднее.
Ершов
Михаил Владимирович

Старший вице-президент Росбанка.
Два комментария по внешней проблематике в развитие доклада г-на Миркина. Другой о внутреннем развитии того, что говорил Милюков. 1,5 трлн. долларов бюджетного дефицита США, который объявлен на текущий год. Есть проблема 80-х годов о двойных дефицитах бюджетного и платежного балансов. Как все это транслировать в контексте возможных прогнозов будущих рисков. Дефицит бюджета. Здесь понятно - минусы и плюсы. О конкретных реалиях нынешней специфики.

Глобальные дисбалансы, сбережения, избыток в одних регионах, недостаток в других, переток этих ресурсов для финансирования дефицитов ведущих экономик, которые имеют место быть. Подавление процентных ставок. В результате этого — приток ликвидности. Уменьшение доходности финансовых операций. Увеличение левреджа, необходимого для того, чтобы финансовые институты поддерживали свою кредитоспособсность и эффективность. У них снижается эффективная деятельность. Они должны будут искать инструменты, что они делали до наступления кризиса, который был 1,5 года назад. И опять будут поиски более рисковых инструментов, которые были одним из неких мультипликаторов, спусковых крючков, и обострили кризис. Избыток, накачка рисков, при минимальности капитала.

В этой связи, будем иметь в виду, что есть огромный приток ликвидности в мире. Если мы посмотрим денежный баланс США, 700-800 млрд. в год. Сейчас - 2 трлн., т.е. трехкратный прирост этой самой величины. Точно так же в других странах, в Европейском сообществе, в банках Англии и т.д. Вот этот избыток ликвидности в мире будет означать.

Первое. Переток «горячих» денег в формирование локальных и менее локальных пузырей со всеми проистекающими рисками. И в целом - все эти риски, которые могут быть связаны с такой неуправляемой ликвидностью, которая будет бродить по всему миру в поисках своего применения, чтобы найти хоть какую- то приемлемую для себя доходность.

Все эти меры, о которых говорил Миловидов, о регулировании налогов на финансовые операции и т.д. Мы знаем, что Банк Англии поднимает эту проблему. Эта проблема от нас никуда не денется. Глобальное сообщество .... Нужно быть готовым к тому, что старые и новые риски будут вновь и вновь о себе напоминать, особенно, в новых реалиях, когда опять мы имеем избыток ресурсов, избыток дефицита и брожение денег по миру. Коротко применительно к нам. Комментарий для нашего рассуждения. Денежно-кредитная политика, которая была принята сейчас.

Я напомню о событиях и документах годом раньше, когда был эпицентр кризиса, где наш Центральный Банк в своем документе год назад сказал, что в нынешних условиях они впервые за многие годы, это сказано в их тексте, переходят на политику формирования внутренних ресурсов экономики на базе внутренних ресурсов. Как было раньше. Внешние займы, экспортная выручка, которые были основой для конвертации валюты в рубли и формирования рублевой ликвидности.

В нынешних условиях необходимо минимизировать риски, если мы будем переходить на внутреннее формирование ресурсов. Это уменьшает всякие угрозы обострения внешнего финансирования и т.д. Действительно, за истекший год, если посмотрим данные за прошедший год, они стали эту ситуацию выправлять. Смотрим документ, принятый в ноябре-декабре, три месяца назад. И вдруг мы опять видим, что вновь, как и раньше, как и многие годы до того, за основу берутся внешние источники, как основные факторы формирования ликвидности внутри. Наверно, ситуация поменялась И все эти риски, о которых они же сами говорили, мы все говорили годом раньше. Они ликвидировались. Хотя вызывает сомнение, что все это так. Внешние займы, те риски, которые были, могут во всей своей полноте перед экономикой возникнуть.

Надо иметь в виду, когда мы будем пытаться каким-то образом нейтрализовывать эти самые внешние шоки, чтобы мы в своих собственных подходах при этом опять не стали наступать на те же самые грабли, на которые наступали в прошлом и от которых пострадали. Мы помним масштабный, стремительный рост корпоративного долга за последние 4-5 лет, предшествовавшие кризису.
Все. Спасибо.
Панова Галина Сергеевна
Профессор ФГОУ ВПО «Финансовая академия при Правительстве РФ» Директор Исследовательского фонда «Институт социально-экономического и инвестиционного проектирования».
Несколько комментариев по поводу выступления докладчиков. Яков Моисеевич нам предложил доклад, в котором предусмотрен некий среднесрочный прогноз. Я внимательно слушала и хотела услышать, какие же перспективы нас ожидают. В докладе было сказано о том, что мы сейчас находимся в некой точке бифуркуации. Возможны два пути. Один путь по развитию рынка, по охлаждению рынка. И второй путь. Это - нарастание рисков и связанные с этим катаклизмы.

Нам нужно в обществе финансистов определиться с теми мерами, которые должны быть направлены на то, чтобы поддержать оптимистичный путь развития. В этом плане очень обнадеживают те меры, которые предпринимаются на международном уровне, о которых говорил Миловидов в своем выступлении по Совету финансовой стабильности и о том, что создается в Российской Федерации, нечто подобное, Совет по финансовой стабильности. А вот вопрос об инструментах, о мерах в рамках действия этих организаций. Он - ключевой. Один из таких моментов, важный для нашей страны, для Российской Федерации - это вопрос, связанный с операциями, производственными финансовыми инструментами, деревативами. Это -вопросы учета, вопросы финансовой отчетности. Очевидно, что эти вопросы пока не отработаны. Есть некие подходы, ведутся такие разработки на уровне Центрального Банка. Насколько я знаю, ФСБР занимается. Но, тем не менее, объединить усилия, конечно, необходимо в рамках той вневедомственной рабочей группы, которая будет создаваться в ближайшее время, как сегодня заявили.

Второй момент, о котором я хотела бы сказать. В выступлении А.Милюкова прозвучало, что сейчас надо что-то делать с кредитованием. Надо оживить кредитование. Я цитирую. Слушала очень внимательно. Действительно, это так. И говорим мы об этом уже давно. В течение многих лет мы говорим, что необходимо оживить кредитование. Вопрос: как это можно сделать? Усилиями только банковского сообщества трудно, если не невозможно решить эту проблему.

Вопрос значительно шире. Конечно, та процентная политика, которая сейчас проводится, не дает возможности для развития спроса на этом рынке. Что касается развития спроса, то здесь я солидарна с позицией г-на Ершова, который говорил: у нас денежно-кредитная политика в этом смысле, на мой взгляд, сдерживает развитие кредитного рынка. А сдерживает потому, что мы ведем речь о денежно-кредитной политике, в которой кредитный аспект практически не присутствует. Это - денежная политика, по большому счету. Вопросы развития кредитования в ней очень скупо, мягко предусмотрены.

Поэтому, наверно, стоит сосредоточить внимание и Центрального Банка, и сообщества на том, как можно развивать денежно-кредитную политику, учитывая необходимые взаимосвязи сторон. Но при том, что решить проблему реформирования, установления валютных курсов поддержанием слабого доллара в России или, устанавливая процентные ставки, даже учетную ставку официально Центрального Банка, если взять во внимание. Мы не сможем. Это - комплекс мер. Основная проблема в экономике. Финансовые власти только общими усилиями, только в рамках общей вневедомственной группы, возможно, смогут выработать некие подходы.
Спасибо.
Тулин Дмитрий Владиславович
Партнёр компании ЗАО «Делойт и ТушСНГ» в СНГ,Член Совета директоров.
Я, как физическое лицо гильдии финансистов. Я хотел бы поддержать комментарии Ершова Михаила Владимировича о том, что нам угрожают те же самые риски. Утрата независимости при проведения денежно-кредитной политики. Отсутствие любых возможностей стимулировать кредитование банковской системы и реального сектора экономики. Будет приток ликвидности, рост денежной базы. Проблема - контролировать инфляцию.

Прямые иностранные инвестиции - это благо. Надо к этому серьезно отнестись. В мировом сообществе есть сторонники или противники свободного движения краткосрочных финансовых инвестиций. Лидеры западных стран не нуждаются в защите. Кого они поддерживают, чей популизм? Популизм широкого класса собственников и финансовых инвесторов, которые возмущены безответственным поведением людей, которых они по найму нанимают. Собственники рискуют своим имуществом, а наемный управляющий (если взять 30-50-100 лет назад). Они должны всю свою жизнь работать, чтобы к пенсии накопить состояние и оставить детям. Современные бонусы - это не только форма вознаграждения. Они людей развращают. Это -частные собственники защищают свои интересы. Они поняли, что переплачивать менеджеру .... - это столь опасно, как недостача. Например, 4-5 млн. долларов в год на Западе. Это - не самый высокий бонус. 100 тыс. долларов дохода в год.

В Северной Америке, США - это приличный доход. Это - самый верхний сегмент среднего класса. Это значит, что за период своей трудовой деятельности этот человек получит 4 млн. Менеджер за год получит столько, сколько человек получает за свою квалификацию всю жизнь. Хорошо или плохо - понятие спорное. У него возникает соблазн: поработать 3-5 лет и не работать и не заботиться о своей репутации. Это развращает людей и создает конфликт. Это не просто популизм. Это - разный смысл и защита интересов частных собственников. Сейчас пытаются найти разумный компромисс.
Златкис Белла Ильинична
Заместитель председателя Правления ОАО «Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации».
Я много лет работаю не в Минфине, в Банке. Я очень сильно поддерживаю Дмитрия. И не в том, кто сколько получает. Вопрос в том, какая ответственность. Я много работаю с инвестиционными банкирами. В день делаю огромное количество сделок. Нужно к этому иметь отношение. Не важно, как зафиксировать сделку. Положить кому-то на книгу, от нее избавиться. Получить свой бонус в размере 30 % сделки, которая занимает максимум 5-6 дней ... Поэтому вопрос о стимулировании топ-менеджеровой компанией — это не вопрос их зарплаты и денег, не вопрос того, что за 40 лет или за 4 года кто-то заработает 4 млн. Это — вопрос мотивации и ответственности. Поэтому я отношусь к тому, что происходит по этому поводу в Европе, очень серьезно, исключительно потому, что, я видела, каким образом берутся на себя риски.

У меня есть другой интересный комментарий применительно к выступлению Анатолия Илларионовича и выступлению Александра Васильевича. Я занимаюсь 6 лет в Банке ликвидностью. Мой блок занимается ликвидностью. Что волнует любого банкира, прежде всего? Чтобы у нас на конец дня все деньги были размещены. Мы пережили эпоху, когда «держали нас за горло» о чём сказал Михаил. Это говорит о том, что он где-то это переживал. Это надо все увидеть и услышать. Хорошо: либерализация трансграничных потоков и трансграничных операций. Они на шее нашей экономики. Приток коротких и горячих денег происходит тогда, когда не надо. И я извиняюсь, но мы с Владимиром Дмитриевичем в самую острую фазу кризиса были инициаторами целого ряда не популярных мер. Если ограничивать короткие продажи, они все равно будут. Почему? Пришедшие к нам «горячие деньги» на том курсе, который устанавливается существующим сегодня способом. Все равно, короткую дают зарабатывать быстро, и мы понимаем, как этим надо пользоваться. Наша банковская система от этого слабо защищена.

Над чем сегодня работает банковская система? Возможно или не возможно увеличить кредитование для Банка — это бизнес. Если у нас не размещены деньги, извините, мы не зарабатываем. Это — не вопрос Банка и банковской системы. Банковская система при наличии доходных рисков прокредитует. К сожалению, проблема качественных активов. В 2002 году была та же проблематика, не так остро. Несбалансированность качественного актива, который можно купить, и который можно прокредитовать. Те деньги, которые экономика получила в результате абсолютно правильных мер регулирования. Вот теперь с этим надо разобраться.

Мы говорили: у вас — часть первая, часть вторая. Риски захлестнулись. Что-то надо делать. Если мы часть первую будем развивать, то мы будем соответствующим образом наращивать часть вторую. Плохие активы. Разбираться с плохими активами уже сегодня после того, как государство помогло чрезвычайно эффективно изменить очень объемно. Сегодня разбираться с плохим активом надо тому финансовому инструменту, у которого он взял. Мы, Сбербанк, потеряли 580 млрд. прибыли, создав резервы. Но мы их создали. Нам не приятно, что у нас прибыль упала в 6 раз с 2007 года. Но когда мы смотрим на Межбанк, где опять же государство стимулировало. Нам ограничили наши риски. Работать на Межбанке с большим количеством таких банков, с которыми мы бы не работали, если бы не были прикрыты частично, но гарантией центральной.

Межбанк — это тоже наш блок, и я за это головой отвечаю. У нас 256 банков-партнеров. Это — банки, кому нужна ликвидность. Нет проблем. Межбанк существует и на нем труднее разместить деньги, нежели взять с него деньги. Существуют очень большие риски. Мы смотрим, что в активах у этих банков. Мы предполагаем, что собственник этого Банка, у которого, извиняюсь, есть проблемы. Я сегодня с утра разбиралась с одним Банком. У него проблема — 90 млн. рублей. Какая может быть ответственность за сохранность тех средств, которые ему доверяли. Это -серьезно. Эту процедуру очень сложно пройти. Над этим надо работать. Банк — это как больница. Плохого врача опасно иметь в больнице и плохого банкира.

Плохой банк в банковской системе — это чревато засорением, обострением болезни, трагедией, проблемами.

МИРКИН Я. М.

Мы восстанавливаем спекулятивную модель. Открыт счет капитала, свободный заход денег. Высокая доходность внутри России. Полностью открыт. Не хватает консолидированной точки зрения. Я для себя называю: кризисно-финансовая стратегия. Ее цель: как-то защититься. Понятно, что финансовый протекционизм - это очень тяжелая тема. Как уберечься? Пусть на уровне мониторинга, на уровне управления риском. Как решить кардинально макропроблемы, а именно: увеличение доли накопления, выращивание внутреннего спроса, снижение цены денег, монетизация экономики. Все то, что делает экономику более тяжелой машиной в хорошем смысле слова, снижение налоговой нагрузки. Налоговая нагрузка на развивающуюся экономику в размерности, равной индустриальным странам, т.е. странам с низкими темпами роста. Она не дает возможность этому сообществу развиваться быстрыми темпами. Очень тяжелые вопросы, которые обращают нас к тому, как стать более тяжелой экономической финансовой машиной. Финансовое налоговое стимулирование экономического роста - это очень трудный вопрос. О стимулировании прямых инвестиций. Если мы будем сравнивать прямые и портфельные инвестиции в Китае и России? У нас оно существенно ниже, хуже, даже, чем в Чехии. Значительно хуже. Я закончил. Спасибо.

КУДРИН А.Л.

Завершаем. Я хотел бы сказать, что я согласен со многими тезисами доклада Якова Моисеевича. Я услышал акцент, что одним из активных инструментов охлаждения может быть укрепление доллара. Было сказано о сложностях на этом пути с поднятием ставки рефинансирования. Нужно активно снижать дефицит бюджета, что политически сделать трудно. Действительно, фактор Китая в этом балансе является ключевым. Это не присутствовало ни 10, ни 20 лет назад в таком масштабе. Когда мы говорим о горбах, которые допускали США по достижению курса. Они тогда этот фактор в такой степени не учитывали. А сейчас это значительно сложнее. Тем не менее, это очень интересное рассуждение для нас.

Я бы отметил, что наша рабочая группа по мировой экономике, которая проводит такую аналитику, понимает, что эти риски очень сильны. Они остаются в мировой экономике. Они были названы. Мы ощущаем большой риск, когда ставка пойдет вверх и потоки капитала несколько изменятся. Это также создаст новые риски в мировой экономике.

Сейчас есть опасность, что в ближайшие три года ведущие страны не смогут снизить свой государственный долг, дефицит и существенно. Средний государственный долг по странам ... может достигнуть 100 % ВВП. Это -новая ситуация на рынке суверенного долга. Предполагается, что сейчас будет череда снижения рейтингов суверенных, даже в таких странах, как Великобритания. Рейтинги США. Ситуация на финансовом рынке изменится. Я бы мог продолжать. Риски остаются. Мы думаем о том, что ситуация может быть сложной. Еще одна рецессия, новая волна оттока из развивающегося рынка. Все достижения на рынках Бразилии, России, Мексики очень похожи. Они повторяются.

О выводах. О свободном движении капитала в России. Я всегда был его сторонником. Я считаю, что свободный рынок - это благо, но только в условиях очень жесткой макроэкономической политики, в том числе, денежно-кредитной. Очень ответственная и правильная политика, особенно, в условиях зависимости от мировых цен. Она должна быть ювелирной. Если мы ее не проводим, что очень сложно в рамках действующего политического механизма. Наша культура не такая высокая, как в других странах, в части управления. Да. Здесь есть вопросы. Я соглашусь с тем, что вопросы остаются. Риск нового спекулятивного притока происходит. Он, к сожалению, очень сильный. Поэтому в этом направлении нам надо тоже думать.

Последнее. В отношении кредитования. Когда ВВП падает, а некоторые отрасли падают на 40-50 %, внешняя торговля падает на 40 %. Здесь очень сложно сохранить объем кредитов. Есть другие перспективы. Даже рефинансировать в полном объеме сложно. В 1982 году - рецессия США, в 1992 году и сейчас. Предыдущие рецессии, три года - падение кредитования. Это - рыночная ситуация. В прошлом году 3-4 госбанка были поставлены в такое положение - не снижать. Китайская ситуация - вообще не рыночная. Сейчас мы не знаем, чем она завершится. У них начинаются сложности. В этом смысле - я сторонник следовать рыночным мотивам и рискам, которые на рынке есть. Ситуация с высоким монополизмом госбанков корректирует ситуацию. Поэтому очень много зависит от профессионализма корпоративных сотрудников самих банков, которые, по сути, отделяют правильное от неправильного заемщика.

Уровень менеджмента в этих банках и - наша государственная часть. Поэтому я очень осторожно отношусь к тому, что сейчас можно броситься в наращивание.

О кризисе денежно-кредитной политики. Все понятно то, о чем вы говорите. Мы очень сильно зависим от ключевых фундаментальных показателей. Почему изменились основные показатели, поддержка ликвидности на рынках, внутренние источники? Потому что цена на нефть максимальная. Мировой рынок забит ликвидностью. В условиях свободного движения это дает новые возможности. Наши предприятия погасили кредиты Сбербанку и взяли там потому, что дешевле. Мы, может быть, создали благо для предприятий. Он выбрал для себя выгодное решение.

Но в целом в этой политике есть свои недостатки. В этой части можно согласиться. Но повторю: фундаментальные показатели платежного баланса стоят на первом месте. Почему мы и корректируем эту политику. Но тем не менее, эти вопросы поставлены. Мне кажется, они очень правильно поставлены. Они сейчас остры. Нужно вырабатывать эти подходы профессиональным сообществом. Мне очень приятно, что сегодня состоялся серьезный разговор.
Я завершаю сегодняшнюю дискуссию.
Спасибо вам.



Назад на главную